Густав Мейринк

Майринк — наряду с Р. М. Рильке, Ф. Верфелем и Ф. Кафкой принадлежал к так называемой пражской школе литературы немецкого языка. Окончив гимназию в Гамбурге и пражскую коммерческую школу, в 1899-1902 гг. был в Праге банкиром. В 1902 г. банк обанкротился, и Мейринка арестовали по обвинению в мошенничестве; на этой почве он пережил тяжелое нервное заболевание.

С 1901 г. Мейринк начал сотрудничать в немецком сатирическом еженедельнике «Симплициссимус»; в 1904 г. редактировал венский журнал «Милый Августин». Болезнь пробудила у Мейринка тягу к иррациональному, интерес к оккультизму, теософии, каббале, христианской софиологии, мистическим учениям Востока. Он перевел на немецкий язык несколько книг такого рода, сам написал оккультное сочинение «На пороге потустороннего» (1923), в 1927 г. принял буддизм. Мейринку принадлежат сборники новелл «Горячий солдат» (1903), «Орхидеи» (1904), «Кабинет восковых фигур» (1907), объединенные в трехтомник «Волшебный рог немецкого обывателя» (1909-1913), «Летучие мыши» (1916) и др.; романы «Голем» (1915), «Зеленый лик» (1916), «Вальпургиева ночь» (1917), «Белый доминиканец» (1921), «Ангел западного окна» (1927). Он также перевел избранные романы Ч.Диккенса (16 т., 1909-1914).

Традиции немецкого романтизма, в первую очередь Э. Т. А. Гофмана и А. фон Арнима, прихотливо и органично сочетаются в творчестве Мейринка с элементами поэтики экспрессионизма — гротеском на грани гиньоля, живописанием эстетически безобразного, контрастами, преувеличением и крупным планом. При этом стиль Мейринка отмечен тщательностью и точностью психологического письма, прежде всего в раскрытии ощущений человека между явью и сном, состояний неуверенности, смутной тревоги, кошмара.

В его прозе постоянно повторяются темы двуединства сна и яви, двойничества, сопряжения легенды и действительности, наследования «души» («кармы») предков — потомками, поиска героем разгадки собственного «я» и выхода к высшим космическим силам. Происходящее с персонажами трактуется как земное отражение и воплощение титанической борьбы вселенских сил добра и зла, светлого и темного начал. Мейринк был блестящим рассказчиком, мастером сюжета, мэтром макабра, умевшим с предельной живостью и убедительностью, плотно и сочно обрисовать конкретное историческое время и место, в которые «вписаны» жизнь и видения его персонажей, — от Праги XIX в. в «Големе» до шекспировской Англии в «Ангеле западного окна», одном из самых значительных эзотерических романов европейской литературы.

Голем самый знаменитый роман Мейринка. Повествователь в своем видении-сне перевоплощается в резчика по камню Атанасиуса Перната и переживает таинственные метаморфозы, которые происходили с тем за тридцать с лишним лет до того. Пернат узнает, что долго пробыл в сумасшедшем доме, но память его «замурована». Он по крупинкам пытается восстановить свое прошлое, которое открывается ему в бессвязных картинах и ощущениях, вспыхивающих по ассоциациям и в «памяти» чувств, — процесс, раскрытый писателем с утонченной, подчас клинической изощренностью. На путях разгадки тайны собственной личности и своего предназначения Пернат проходит через испытания житейского и мистического свойства.

Он оказывается втянутым в коварную игру, замешанную на преступлении, убийстве и мести; опьяняется влечением к прекрасной женщине, которую в юности знал еще девочкой, но на самом деле, не сознавая того, уже охвачен любовью к своей небесной избраннице Мириам; оклеветанный, долго томится в тюрьме. В то же время он погружается в мир материализованных легенд пражского еврейского гетто: встречает своего истинного двойника, именуемого на арамейском «Гавла де-Гармей» — «дух костей», с которым мерится силой ледяной ночью в комнате без дверей, только с одним окном, где обитает Голем;

с этим истуканом, сотворенным в свое время неким раввином и обретающим призрачное существование один раз в 33 года, когда он появляется на людях в еврейском квартале, Перната связывают загадочные нити, так что он бывает способен ощущать себя Големом. В конце концов невиновность Перната установлена, он выходит на волю и, преображенный в огне, сочетается с Мириам мистическим браком. Художественная структура романа безукоризненна, фантастика и реальность взаимопроникают и взаимодействуют в сюжете по законам строгой логики.

Главным же действующим лицом «Голема» выступает сама Прага во всей ее многоликости, с роскошными особняками и нищими доходными домами, широкими аллеями и тесными улочками гетто, каменными мостами и петляющими подземными ходами, модными кафе и трактирами низкого пошиба, прекрасными Градчанами и мерзкими каталажками, со всем многообразием ее городских типов, от великосветских прожигателей жизни до нищей братии, от преступников до страстотерпцев. Примечателен и язык романа — выразительный и богатый за счет обращения к различным интонациям и оттенкам — речи образованных слоев, воровскому арго, говору гетто, чешско-немецкому волапюку. В результате возникает емкий образ старого европейского Вавилона, окутанного сгущенной атмосферой зла и неблагополучия, но насыщенного неистребимой энергией жизни.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Школьный софт – сборники сочинений, готовые домашние задания по всем предметам