Речь в стихотворении «Журналист, читатель и писатель»

20 Давно описаны, воспеты; А если вам и попадутся Хвалили все семейный круг;

Следовательно, точка зрения Журналиста отчасти перекликается с точкой зрения Писателя. Читатель, подхватывая размышления Писателя, сетует на современную литературу:

Рассказы на родимый лад И страшно надоели все. О чем писать? — восток и юг

Журналист оказывается не на уровне Читателя, а на уровне толпы. Не случайно в предисловии к «Герою нашего времени» Лермонтов обращается к словоупотреблению, сходному со словами заключительного монолога Писателя «Наша публика так еще молода и простодушна:»; «Она еще не знает, что в порядочном обществе и в порядочной книге явная брань не может иметь места; что современная образованность изобрела орудие более острое:»; «Эта книга испытала на себе еще недавно несчастную доверчивость некоторых читателей и даже журналов к буквальному значению слов».

К N. N.. неведомой красе,

Ошибка разных голосов выражает диалектику сложного и до конца не проясненного сознания, находящегося в процессе перелома. Это сознание уже отчетливо видит недостаточность прежней романтической лирики, но еще и не приходит к лирике иного типа. Размышления касаются не только места поэта, но и предмета поэтического воспроизведения. Вопросы о существе поэтического творчества перемежаются с вопросами «о чем писать?» и «к чему?» т. е. зачем. Само возникновение подобных вопросов возможно лишь в том случае, если поэтическое творчество вступило в пору внутреннего кризиса, вызванного причинами объективного характера.

Порой влюбляется он страстно

Сложность процесса перехода к новому сознанию запечатлена в известном стихотворении «Журналист, читатель и писатель» 1840. Традиционная форма «разговора» позволила Лермонтову объективировать лирическую мысль. Прежде всего в «разговоре» заняты три ведущие силы всякого литературного процесса — Писатель, Журналист, критик и Читатель. Для Лермонтова принципиально важно представить реальную расстановку этих сил. Уже недостаточно одного лишь «разговора» Писателя с Журналистом без воспринимающего их Читателя, к которому в конце концов адресованы литературные произведения и формирующая общественное мнение журналистика критика. Точно так же непосредственный диалог между Писателем и Читателем не учитывал бы реальной роли журналистики критики, поскольку прямое общение Писателя с Читателем в высшей степени затруднено существованием посредника, могущего либо приблизить художественное произведение к Читателю, либо отдалить от него. Лермонтов остро почувствовал значение журналистики критики в новых условиях Русской жизни. Его мысль здесь прямо продолжает пушкинские сетования на отсутствие настоящей критики в русской литературе. Журналист критик оказывается фигурой наименее привлекательной, но не потому, что эта фигура вовсе не нужна, а вследствие жалкой роли современной журналистики. Любопытно, что Журналист сам осознает пороки своих критических статей и соглашается с Писателем и с Читателем «И с этим надо согласиться»,- отвечает он Читателю. Однако Журналист и журналистика в целом еще не осознал подлинной сути своей миссии. И здесь многое зависит не от самого Журналиста, а от объективных обстоятельств, которые он обнажает в монологе «И с этим надо согласиться:». Н. И. Мордовченко и вслед за ним Б. М. Эйхенбаум видели в Журналисте Н. Полевого. Однако слова Журналиста «И все зачем? чтоб вам сказать, Что их не надобно читать!..», характеризующие состояние современной литературы, перекликаются со словами Писателя:

Или чиновников бранят. Толпу ругали все поэты, Натянут каждый оборот; Слова без смысла, чувства нету,

Лермонтов объективирует субъективную позицию благодаря анализу собственно внутреннего состояния. Из раздвоения авторского голоса не возникает какого-либо точного, однозначного вывода, но появляется некая позитивная тенденция, вырастающая как устремление, как направление мысли.

Возьмешь ли прозу? — перевод. Все в небоса неслись душою, Стихи — такая пустота; То верно над Москвой смеются

Речь в лермонтовском стихотворении идет о переломе в поэтическом мировоззрении. Старое романтическое представление о поэтическом служении и о прежних идеалах, питавших музу поэта, нуждается в объективной поправке. Только на этом пути может быть обретен новый, более высокий и обогащенный жизненным опытом смысл поэтического творчества. Самая форма лирического монолога выделяет два спорящих сознания, объективация которых способствовала преодолению романтизма.

Взывали с тайною мольбою И в рифмах часто недочет. В свою нарядную печаль:

Журналист, судя по его реплике Читателю, готов согласиться и с ним «Я точно то же говорю. Как вы, открыто негодуя, На музу русскую смотрю я. Прочтите критику мою». В оценке современной литературной продукции согласны все. Все трое солидарны и в оценке современной литературы и критики, но Журналист исключительно простодушен. Требования к Журналисту идут с двух сторон. Писатель осознал читательские интересы, но отказывается от поэтического творчества, ибо посредник между ним и публикой пе понимает или узко, грубо понимает свои задачи. Слова о «неприготовленном взоре», о «ребенка сне покойном» и «слабом сердце» в этой связи перекликаются с предисловием к «Герою нашего времени». Начальные строки стихотворения характеризуют простодушие Журналиста, не привыкшего мыслить, а повторяющего банальные суждения толпы

Притом — сказать ли по секрету? POyRCE9LS

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Школьный софт – сборники сочинений, готовые домашние задания по всем предметам