Социальный конфликт в деревне в период коллективизации (по роману Б. Можаева «Мужики и бабы»)

Коллекция сочинений: Социальный конфликт в деревне в период коллективизации (по роману Б. Можаева “Мужики и бабы»)

В романе-хронике “Мужики и бабы» Борис Можаев показывает, как нарушается привычный уклад жизни села, только начинающего развиваться благо­даря нэпу, с началом кампании массового создания колхозов. Действие романа приходится на конец 1929, — начало 1930 года, то есть на наиболее острый период раскулачивания и сплошной коллективизации. Писатель показывает, как эти события приводят к глубокому социальному конфликту в российской де­ревне.

Для этой цели в романе крупным планом даются конфликтующие стороны: местные, районные и окруж­ные руководители, стремящиеся в считанные дни про­вести коллективизацию, и трудовое крестьянство. Не­законные действия руководителей приводят к бунту, сопротивлению крестьян, чей жизненный уклад ру­шился, а нажитое непосильным трудом добро фактиче­ски конфисковывалось.

Секретарь местной партячейки Сенечка Зенин — из людей, торопящих историю, мыслящих однозначно и категорично. Местная церковь для него дурдом, при­годный для склада, он никак не связывает ее с традициями деревенской жизни. Поэтому он не может по­нять, что закрытие церкви в глазах крестьян просто компрометировало его и в его лице всю Советскую власть. Этот человек живет только политической конъ­юнктурой: “Какая теперь взята линия главного направ­ления? — спрашивает он. — Линия на обострение классовой борьбы. Пока держится такая линия, надо успевать проявить себя на обострении». Зенина не сму­щает никакое из поручений сверху — он без зазрения совести тут же готов его выполнить. “Ну что, комари­ки-сударики? Получили боевое задание и растеря­лись? — спрашивает он у своих помощников и тут же их наставляет. — Эх вы, телята на поводу классового врага.

Быками надо становиться, реветь и землю рыть…»

Рвением выслужиться перед вышестоящими отли­чается и член окружкома Наум Ашихмин, сын разо­рившегося татарина. Несмотря на свое купеческое про­шлое, он считает себя пролетарием. Мечта его жиз­ни — продвинуться в руководители. Когда Ашихмин попал в агитпроп Рязанского окружкома, “он решил доказать, что умеет не только в газету писать или чи­тать лекции, но и действовать решительно и беспощад­но. Он даже псевдоним себе придумал — Неистовый». Ашихмин, наиболее ярый сторонник раскулачивания зажиточных крестьян, считал себя настоящим борцом за социализм.

Держать людей в страхе — главный принцип руко­водства Никанора Возвышаева. Чтобы остановить убой скота, он самовольно вводит штраф в пятикратном раз­мере с конфискацией имущества, без санкции прокуро­ра арестовывает людей. Стиль его руководства мы ви­дим в том, как он наставляет своих подчиненных про­водить сплошную коллективизацию: “Это не выдумки наши, а руководящая директива, спущенная самим то­варищем Кагановичем.

Снисхождения никому не будет… Три дня вам сро­ку… 20 февраля все должны быть в колхозах! Не прове­дете в срок кампанию — захватите с собой сухари. На­зад не вернетесь».

20 февраля в Тихановском районе — районе сплош­ной коллективизации — все должны были вступить в колхоз. Но мужики уперлись, не стали сдавать семе­на. Возвышаев дает команду сбивать замки с амбаров, брать крестьян под арест, штрафовать. Это вызвало ог­ромную волну возмущения. Мужики в Веретье перело­мали общественные кормушки и сбежали в лес, в селе Красухине избили Зенина и держали его под арестом, кормушки разбили, магазины разграбили, семена рас­тащили. В Желудевке повыбивали окна в сельсовете, сожгли бумаги.

Крестьяне не могли принять насильственную кол­лективизацию, особенно такую, какой ее понимали описанные выше руководители. То, что в романе этим последним уделено достаточно большое внимание, го­ворит о глубине авторского замысла. Ашихмин, Воз­вышаев, Зенин — это новый социальный тип. Это лю­ди, которые готовы на любые противозаконные дейст­вия, выполняя директивы сверху. Действия таких людей и привели к социальному конфликту в деревне в период коллективизации. А то, что Можаев сажает тихановских коллективизаторов на скамью подсуди­мых, подчеркивает авторскую мысль о двуличии выс­шего руководства страны, пытавшегося отмежеваться от преступлений.

Над причинами происходящего задумываются та­кие герои романа, как учитель Дмитрий Успенский, Мария Обухова, Озимов. В споре с Ашихминым Дмитрий Успенский доказывает: “Одно дело — до­революционный кулак, совсем иное дело — послере­волюционный. Земельные наделы по едокам нареза­ны. Если все его богатство от собственного труда да от казенного надела, так что же это за кулак?.. Где, с какой коровы кончается крестьянин-середняк, а начинается кулак… Где тот устав или хотя бы бу­мажная директива, которая определила бы размер кулацкого хозяйства? Раньше в России кулаком на­зывался барышник, ростовщик, перекупщик, а не хлебороб…» Успенский называет активистов коллек­тивизации “последышами Иудушки», обвиняя их во всех беззакониях, которыми сопровождалась кампа­ния по раскулачиванию.

Глубже раскрыть корни возникшего на селе кон­фликта помогает образ Андрея Ивановича Бородина, которого можно отнести к центральным фигурам пове­ствования. Этому крестьянину чужда жажда накопи­тельства. Жену свою, которая уговаривает его развести коров, купить сепаратор, он не слушает. Он любит при­роду, луга, лошадей. Рыжая кобылка Веселка — его отрада. Отвести ее на общий стан, как и другую жив­ность, он просто не может. Поэтому Бородин решает не вступать в колхоз. “Не то беда, что колхозы создают; беда, что делают их не по-людски, — усе скопом валят: инвентарь, семена, скотину на общие дворы сгоняют, всю, вплоть до курей», — говорит он.

Несмотря на то, что Андрей Иванович входит в со­став сельсовета, он отказывается участвовать в раску­лачивании, видя, как разрушается при этом жизнь крестьян: “Если вы сами судите, не спросясь мира, то сами и приводите в исполнение свои постановления. Я вам не исполнитель™ Кто кулак, а кто дурак — опре­деляет сход, а не группа бедноты». За это Ашихмин бе­рет Бородина под стражу.

Протест Андрея Ивановича настолько глубок, что он даже не слушает своего брата, несмотря на то, что до этого законом жизни в их семье было быть всегда вместе, ибо только тогда можно чего-то добиться. Мак­сим Бородин уговаривает его вступить в колхоз: “Ну наденем эти ихние колхозные шинели да армяки… По­носим год, другой. Все же увидят, что в коленках жмут. Ну посмеются да скинут. За старое возьмемся, за свое исконное-посконное». Но брат все равно не со­глашается идти в колхоз. Ему это самое “исконное-по­сконное» дороже всего, и он не собирается в угоду ко­му-либо менять свою жизнь.

Мне кажется, что именно поэтому в деревне в пери­од коллективизации возник такой острый конфликт. Потому что большинство крестьян не хотели расста­ваться с привычным им укладом жизни, который был заложен еще их предками. Именно об этом и говорит

Б. Можаев в своем романе. Действия колхозных акти­вистов были направлены против крестьян, источником благосостояния которых был тяжкий труд от зари до зари, умение вести хозяйство, личная заинтересован­ность в результатах своей работы. На этом держится русское крестьянство и именно это вызывало такую не­приязнь сторонников колхозного уклада. Я думаю, что Б. Можаев в своем романе “Мужики и бабы» смог пока­зать не только сам конфликт на селе в период коллек­тивизации, но и корни этого конфликта.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Школьный софт – сборники сочинений, готовые домашние задания